Домой Новости Уральский рынок цветов «споткнулся» о дорогие кредиты

Уральский рынок цветов «споткнулся» о дорогие кредиты

ПОДЕЛИТЬСЯ

По данным Россельхознадзора, за месяц в Свердловскую область из стран Таможенного союза ввозится около 75 тысяч цветов и около десяти миллионов — из Чехии, Латвии, Литвы, Израиля, Эквадора, Кении, Колумбии и, конечно, Нидерландов — мирового цветочного лидера. Импортные цветы занимают, по разным оценкам, от 85 до 90 процентов местного рынка. 15 процентов отечественной продукции — это уже не так плохо: десять лет назад ее доля составляла всего 3-4 процента. Подъем отечественного цветоводства налицо, и участники рынка смотрят в будущее с оптимизмом: «Нам еще расти и расти», — говорят они.
Что касается структуры продаж, то явный «монополист» — роза. По данным Федеральной таможенной службы, на ее долю приходится 43 процента импорта. 22 процента занимают хризантемы, 11 — гвоздики. Но почему роза, доставленная с другого конца земного шара — из Эквадора, успешно конкурирует с уральской?
Прежде всего следует иметь в виду, что роза эта не совсем эквадорская. В начале века в связи с ростом цен на энергоносители и трудовые ресурсы голландские цветоводы начали массово перемещать производство в развивающиеся страны, продавая продукцию по-прежнему на крупнейшем в мире аукционе в Нидерландах. Затраты на ресурсы составляют лишь десятую часть цены прибывшего из-за океана цветка, примерно половина — расходы на логистику, таможню, налоги, остальное — торговая наценка. Поясним на примере. Розы среднего качества продаются на аукционе в Алсмере за 9-12 рублей, перевозка и растаможка добавят к цене 50 рублей, около 40 — доля оптовика, розница накинет еще 60-100 рублей.
Структура цены уральской розы отличается кардинально: почти четыре пятых составляют затраты на ресурсы. Стабильное круглогодичное производство цветов в зоне рискованного земледелия возможно только в защищенном грунте. К тому же оно зависимо от импорта — посадочного материала, минеральных добавок, технологий и курса валют.
Развитие промышленного цветочного производства возможно при жесткой сегментации. Крупнейшее на Среднем Урале цветоводческое хозяйство — это три гектара теплиц, построенных в 2006 году, импортный посадочный материал, зарубежные технологии и только десять сортов роз селекции XXI века. Хозяйство занимает, по некоторым оценкам, 20 процентов рынка срезанных цветов в Свердловской области, 3,5 процента в УрФО. Капвложения — 330 миллионов рублей (половина собственных средств, половина кредитных) — окупились за 4,5 года. С трудом полученный кредит позволил предприятию сократить потребление электроэнергии на 30 процентов за счет строительства собственных источников, и теперь зимой ежемесячная плата за газ составляет четыре миллиона рублей. Производительность хозяйства — 15-20, а порой даже 40 тысяч цветов в день. По словам директора Светланы Деминой, предприятие не прочь расширить площадь теплиц до шести или девяти гектаров и увеличить долю на рынке (продавать до 30 миллионов роз в год), но мешают сдерживающие факторы: высокая стоимость ресурсов и кредитов. В магазине предприятия розы продают за 30-80 рублей в зависимости от длины стебля. В Екатеринбурге эти же цветы как минимум вдвое дороже.
Предприятие не прочь расширить площадь теплиц и увеличить долю на рынке, но мешают высокая стоимость ресурсов и кредитов
— А чего вы хотите от «скоропорта»? Если при доставке сломается стебель, должны же мы цену сломанного цветка учесть? Вот мы и закладываем примерно 50 процентов брака, — рассуждает продавец цветочного павильона Ольга Синтяева. — Ассортимент поддерживаем импортным товаром, но на уральской розе зарабатываем больше. Отечественная продукция (тюльпаны) преобладает на 8 Марта. А горшочные растения вообще все местные: крепкие, здоровые, уральские.
Выгонка тюльпанов к женскому празднику — довольно популярный проект, успехом пользуются даже видеокурсы типа «Как заработать сто тысяч на балконе», платные скайп-консультации. Для большинства свердловских тепличных хозяйств сельхозгод начинается в декабре с посадки луковиц тюльпанов.
— Специализируемся на овощах, но зачем теплицам простаивать? — аргументирует фермер Виктор Зенков. — Риск, конечно, есть. Главное — успеть с цветами точно к сроку, день в день, «играя» температурным режимом. Но, если курс еще вырастет, эта «овчинка» не будет стоить выделки. Каждый год сидишь и гадаешь: будет ли для наших цветов праздник?
Речь идет о затратах на единицу продукции: оптовая цена тюльпанов к женскому дню уже лет пять держится на уровне 24-25 рублей, но цветочная луковица за эти годы подорожала почти втрое — с пяти до 12-15 рублей. От разнообразия сортов, «поспевающих» в начале марта, просто глаза разбегаются. Только в одном павильоне их продают до двух десятков.
— Каждый найдет своего покупателя, — утверждает цветочница Ольга. — На кладбище можно подешевле, пониже качеством купить, но на подарок даме сердца придется раскошелиться. Наповал ее сразят розы с метровыми стеблями или последний писк цветочной моды — импортные синие и радужные розы, которые получаются при растворении красителя в питающей растения воде.
В скором времени увеличить долю отечественного продукта не получится, и даже жесткие, например санкционные, меры достигнуть успеха не помогут.
— Переориентирование на отечественное цветоводство — шаг благой. Но, например, в 2007-м на полгода вводился запрет на ввоз живых цветов в Россию, единственным следствием стал рост цен, — напоминает экономист Карина Кокшарова. — Инвестирование в строительство теплиц остается перспективным вариантом бизнеса, хотя и требует немалых временных и ресурсных затрат.
— Должна быть нормальная, здоровая конкуренция, — считает главный агроном цветоводческого хозяйства Сергей Строгинов. — Если 85 процентов рынка исчезнет, мы его полностью не сможем закрыть. А если начнем продавать продукцию низкого качества по бешеным ценам, с непонятной накруткой — скажем, не по 30-40 рублей, а по 500, то к чему это приведет? Сейчас мы постоянно думаем о качестве, о том, чтобы наши цветы были лучшими на рынке.
По словам Сергея, он даже домой букеты приносит только по производственной надобности — посмотреть, как долго будут стоять. Жена цветовода относится к этому правильно, говорит: «Цветы надо не дарить, а продавать».

Источник:Российская Газета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ